27 мая 2021

Портреты верфи. Художница Катя Флоренская.

Верфь продолжает собирать вокруг себя художников: в мае в рамках фестиваля «Транзит» на «Открытой палубе» открылась выставка работ Кати Флоренской. «Жизнь замечательных кораблей» – это более тридцати графических и живописных работ и историй самых разных судов России, Америки, Англии, Франции, Голландии, Германии и других стран. 

Посмотреть выставку на верфи можно до 16 июня, а пока что мы публикуем интервью с автором выставки.

О замечательных кораблях, жизни китобоев, сокровищницах моряков и возможности приукрасить жизнь – в разговоре с репортером верфи Катей Суворовой.

Катя Флоренская и "Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества

Катя Суворова: Расскажите о своих работах, Катя: почему корабли, связаны ли вы с морем и парусными судами?

Катя Флоренская: Корабли мне всегда нравились, особенно парусные. Это было одним из тех поприщ, на которых мне в детстве хотелось себя реализовать. Хотелось стать моряком. В профессиональном смысле с этим не сложилось. Если считать небольшую яхту, то опыт хождения под парусами у меня есть, но вот на большом паруснике путешествовать пока не доводилось. Наверное, художником мне нравится быть больше, чем моряком. Я люблю корабли и люблю их рисовать.

КС: Сколько работ Вы привезли в Архангельск и есть ли среди них какие-то особенно любимые картины и корабли? 

КФ: Привезла восемь живописных холстов и что-то около двадцати восьми рисунков.

Из особенно любимых, наверное бриг-шлюп «Бигль», на котором плавал Дарвин. Книга «Путешествие натуралиста на корабле «Бигль» была интересна мне с детства, поскольку совмещала романтические приключения на паруснике и научные изыскания, так что это довольно важный для меня корабль.

Еще очень нравится голландский корабль «Полумесяц», который я считаю просто очень красивым.

"Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества

КС: Вы говорили, что приехали в Архангельск впервые. Удалось ли Вам посмотреть город?

КФ: Пока особенно не удалось. Вчера мы приехали и начали демонтаж предыдущей выставки (прим. ред. – экспозицию Кати предваряла выставка ее отца, петербургского художника Александра Флоренского). Сегодня развешиваем мои картины, завтра будет открытие. Успели посмотреть Набережную от гостиницы до верфи. Видели очень красивый туман – к счастью, окна гостиницы выходят на реку. На следующий день после открытия я уезжаю. Если останется время, хочу сходить в Морской и Краеведческий музеи и просто погулять по городу. 

КС: Оба Ваших родителя (Александр и Ольга Флоренские – прим. ред.) – художники. Получается, что Вы продолжаете семейную традицию?

КФ: Да. Так получилось, что у нас в семье вообще все художники. И все бабушки, и все дедушки, и родители. 

Художницы Катя и Ольга Флоренские и "Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества

КС: А где Вы сами учились рисовать?

КФ: По образованию я графический дизайнер, а живописью занимаюсь с пятнадцати лет. Я учусь рисовать не только в университете, но и у других мастеров. В частности, как раз у родителей и других петербургских художников. 

КС: Вы упоминали, что замысел Вашей выставки основан на одной из морских традиций XVIII-XIX века. Расскажите о ней пожалуйста.

КФ: Это традиция, которая существовала, к примеру, у американских и – в меньшей степени – у европейских моряков. Американские моряки-китобои, которые занимались промыслом, делали или покупали себе сундуки. Сундук моряка был его личной сокровищницей, основным достоянием и гордостью.

Такой сундук старались как-то приукрасить. У китобоев зачастую было на это время. В особенно это время появлялось тогда, когда они выходили на пенсию, но и пока моряки были на корабле, они расписывали свои сундуки – в особенности, изнутри. Ведь снаружи сундук может побиться, а вот внутренняя сторона крышки гладкая, и на ней можно что-нибудь нарисовать.

Чаще всего на этой крышке изображался, например, корабль, на котором служил моряк. Иногда там рисовали каких-нибудь прекрасных русалок или романтические сцены, которых моряк ожидает по возвращении домой.

Но изображение своего корабля было очень частым.

Внизу обычно было подписано название этого корабля, срок службы моряка, еще какая-то информация. Это был предмет гордости.

И мои рисунки навеяны именно этой традицией.

"Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества"Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества

КС: А в России такой традиции не было?

КФ: В России у нее особо не было времени сформироваться. Даже в Европе ее как таковой в большом количестве не было.

Дело в том, что для формирования такой традиции должна быть, в свою очередь, непрекращающаяся традиция парусного флота, которая не прерывается особыми потрясениями. Вдобавок, это должен быть именно торговый, а не военный флот. У военных моряков не так много свободного времени, нет особенной возможности как-то разукрасить свою жизнь. Скорее уже потом, постфактум они могут что-то отобразить в творчестве.

А для традиции, о которой мы говорим, должен быть достаточно крупный парусный корабль, на котором многие годы без перерыва одни и те же люди занимаются каким-то прибыльным промыслом. За счет этого у них есть деньги и материалы. Они могут позволить себе купить этот сундук, купить краски, чтобы его расписать.

Кстати, все эти сундуки были разной формы. Например, в Англии они были в основном просто прямоугольные, а американские были характерны тем, что для устойчивости имели форму усеченной пирамиды: дно было несколько шире верхней части. Сам сундук делался из какого-нибудь хорошего дерева, например, из дуба. А вот дно делалось из какой-нибудь гадости, например, сосновых досок, и просто прибивалось гвоздями. То есть, держалось даже не на соединениях. А было это потому, что сундук стоял на полу, где часто бывала высокая влажность, от которой дно сундука имело свойство прогнивать. Его гораздо проще было заменить, просто отодрав гвозди. А вот верхняя часть была красивая, и о ней заботились.

КС: Вас еще не просили сделать портрет корабля? Мне кажется, что достроив Поморскую шхуну, мы непременно захотим себе такой сундук.

КФ: Портрет пока не заказывали. Но зато у меня самой есть сделанная другом копия матросского сундука, и я собираюсь на нем нарисовать корабль. Руки пока не дошли – дело очень ответственное. Но скоро я займусь этим.

Катя Флоренская и "Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества"Жизнь замечательных кораблей" на верфи ТовариществаКатя Флоренская и "Жизнь замечательных кораблей" на верфи ТовариществаОткрытие выставки "Жизнь замечательных кораблей" на верфи ТовариществаОткрытие выставки "Жизнь замечательных кораблей" на верфи ТовариществаОткрытие выставки "Жизнь замечательных кораблей" на верфи Товарищества

Фото и интервью: Катя Суворова.

Напомним, что посмотреть выставку «Жизнь замечательных кораблей» на верфи Товарищества можно посмотреть до 16 июня.

Серия картин петербургского художника Кати Флоренской посвящена кораблям, оставившим свой след в Истории: первым в своём роде, участникам знаменитых экспедиций и просто кораблям с историей: порой счастливой, порой трагической.

На каждой картине — краткая история изображённого корабля. Это отсылка к реальной традиции — такие портреты любимых кораблей, иногда наивные, иногда академические, но всегда с подробными надписями, часто рисовали и вешали у себя на стене вышедшие на пенсию американские китобои в XVIII – IX вв.

 #ПоморскаяШхуна #ПоморскаяКарбаснаяРегата #ФестивальТранзит #ФондПрезидентскихГрантов #ФондПотанина

Проекты верфи в 2021 году реализуются совместно с Северным (Арктическим) федеральным университетом и Северным морским музеем при поддержке Фонда президентских грантов, Агентства регионального развития, Администрации губернатора и Правительства Архангельской области.